Баннер

КИНО ДЛЯ ВСЕХ. ГЛАВНО НАЙТИ СВОЙ ЖАНР (по фильму "Джейн Эйр" Дзефирелли)

Статьи

Успех киноленты во многом зависит от её жанра. При выборе фильма в кинотеатре, зритель, прежде всего, интересуется о чем будет картина, и какие эмоции он сможет испытать от просмотра: рассмешить сможет комедия, напугать - фильм ужасов, а заставить переживать и сострадать - драма. Поэтому, прежде чем любой сценарист приступит к работе, он должен четко понимать, в каком жанре будет картина. Именно жанр во многом определит ход истории и её финал, методы воплощения фильма на пленке и его публику, так как угодить на каждого просто невозможно.

Жанр ― это стены дома, которые ограничивают возможности картины и в тоже время направляют её, представляя зрителю фильм как целостное произведение. Как и в литературе, некоторые киножанры можно выделить исходя из формы, а другие из содержания, но, насколько они будут равноправны между собой, вопрос спорный. Ведь если рассматривать анимацию как жанр, что сегодня часто бывает в киноафишах, для зрителя будет недостаточно. Мультипликационные картины могут рассказывать совершенно разные истории - начиная от сказок и фантастики, заканчивая психологическими драмами. Экранизировать тоже возможно практически любые литературные произведения, не зависимо от их содержания. Так определение фильма Франко Дзефирелли «Джейн Эйр» сугубо как «экранизация» мне показалось недостаточным, и на примере этой картины я решила разобраться со спецификой жанров и способах их определения.

«Джейн Эйр» девяносто шестого года - не первое и не последнее обращение кинематографа к популярному до сих пор произведению Шарлотты Бронте, но одно из самых удачных, на мой взгляд. Франко Дзефирелли удалось не просто перенести на экран книжную историю английской гувернантки, а адаптировать её для полного метра. В отличие от предшествующих режиссеров, он смог уйти от дословного пересказа романа на экране и, вычленив ключевые линии произведения, полностью раскрыть их менее чем за 2 часа. Для меня такой подход к работе кажется наиболее приемлемым, так как фильм, не зависимо от первоисточника, должен быть самостоятельным законченным произведением, которое будет понятно не только зрителям, читавшим Шарлотту Бронте, но и людям, совершенно незнакомым с её творчеством.

В тоже время, этот фильм не самый популярный среди поклонников романа «Джейн Эйр», связано это как раз с упрощением сюжета, в который просто не вошли многие подробности из жизни героини. Исходя из этого, лучшими экранизациями признаются одноименные сериалы Джоаны Крафт и Джулиана Эмьеса семьдесят третьего и восемьдесят третьего годов, где не только подробно изображена каждая сцена, но и дословно цитируются диалоги всех персонажей романа. По сравнению с этими многосерийными лентами картина Франко Дзефирелли уступает как экранизация, являясь скорее фильмом «по мотивам». С другой стороны, изменения, внесенные режиссером слишком незначительны, чтобы в данном случае категорично выступать против статуса «экранизации». В целом, история сохранила всех действующих лиц, не изменив их имен, учитывая особенности внешности и характера, описанных в книге; был подробно изображен английский быт, времен романа; несколько раз Франко Дзефирелли даже обращался к цитированию и пускал за кадром книжный текст; название фильма также осталось идентичным литературному первоисточнику. Все это является характерными признаками экранизации как жанра.

Отсутствие второстепенных сюжетных линий никак не повлияли на основной ход истории - главная героиня фильма, Джейн Эйр, как и книжный персонаж, училась в пансионате, работала гувернанткой и влюбилась в своего хозяина. Разница с романом лишь в том, что Франко Дзефирелли сохранил только те подробности из жизни героини, которые, по его мнению, могли оказать влияние на основной сюжет и его понимание зрителем. Первостепенной для режиссера оказалась тема любви, а становление маленькой девочки - сироты Джейн Эйр - как личности, взаимоотношения с дальними родственниками и друзьями, её художественные таланты, стали лишь прекрасными дополнениями к романтической истории, хотя могли быть самостоятельными темами для других картин. Таким образом, фильм получился «частичной экранизацией» книги «Джейн Эйр», так как текст романа дает читателю возможность самому выбирать интересную для него историю и более внимательно проследить за её развитием, вновь и вновь перечитывая страницы книги.

Почему Франко Дзефирелли остановился только на теме любви? Возможно потому, что это чувство волновало и волнует людей во все времена. Когда бы ни жил человек (пару сотен лет назад или в наше время), менялись лишь модели отношений, но душевные переживания оставались и остаются прежними. Делая свой выбор в пользу романтики, режиссер инстинктивно увеличил шансы своего фильма на успех. История любви, будь она центральной или второстепенной в картине, при её хорошем исполнении, привлекает зрителей в кино и делает его кассовым; а обращение к экранизации, зачастую, гарантирует полные залы любопытных читателей и поклонников книги. Мне неизвестно, на сколько Франко Дзефирелли был расчетлив при выборе темы, но то, что она его волновала, сомнений не возникает.

С особой нежностью и трепетом он представляет зрителю историю Джейн Эйр. В отличие от романа, он практически не поднимает социальную проблематику. Работая в контексте исторического времени, режиссер акцентирует внимание не на обстоятельствах, а на чувствах, тем самым оставаясь верным себе. Выстроив некие рамки-ограничения, Франко Дзефирелли уходит в поджанр драмы ― мелодраму. В его ленте нет феминистической борьбы, которую находят литературоведы в романе, а так же других вопросов социального неравенства, обоснованных временем. Потому его картина «Джейн Эйр» будет актуальна во все времена.

Большинство волновавших Шарлотту Бронте проблем незнакомы современным девушкам. В той или иной степени британская писательница описывала в романе свою жизнь, скрываясь под псевдонимом Каррер Белл. Её отец, священник, воспитывал детей один, так как их мать рано умерла, часть своей жизни Шарлотта, как и Джейн провела в пансионе, после которого занималась преподаванием. Её поздний брак не принес ей счастья, о котором она так мечтала в своих романах, поэтому книга «Джейн Эйр» для Бронте скорее социальная драма, скрытая в благородной истории любви; которая просто не могла не случиться с молодой учительницей, вырвавшейся на свободу из Ловуда и впервые встретившей мужчину, обратившего на неё внимание.

Для современного же зрителя и читателя сильный и свободный характер Джейн Эйр кажется нормой поведения в окружающем мире, а вспыхнувшее чувство к Эдварду Рочестеру - самой искренней, чистой и, возможно, даже сверхъестественной любовью. Поэтому все попытки киноэкранизаций перерастают в глубокие любовно-психологические драмы. Этим и пользуется Франко Дзефирелли. Он знает, что каждый человек готов отождествлять себя с главными героями фильма и находить в их характерах родственную душу, а самое главное - переживать вместе с ними все эмоции. Этому способствует не только грамотная игра актеров, но и различные выразительные средства, которые присущи такому жанру как мелодрама.

Мелодраму трудно не узнать среди многообразия жанров. Её эмоциональность и чувственность легко уловить в визуальном и звуковом решениях фильма. Романтичная и нежная музыка, конечно, может встречаться в картинах разного содержания, но в мелодраме она всегда будет звучать лейтмотивом. Клаудио Каппони, композитор фильма «Джейн Эйр», смог создать удивительные композиции, которыми Франко Дзефирелли оформил не только любовные сцены, но и детство Джейн, её одиночество и страдания. Тем самым, зритель постоянно неосознанно погружается во внутренний мир героини, которая так нуждается в любви и ласке.

Моментами музыка выходит на первый план из тишины кадра, она усиливается и обволакивает зрителя. Чаще всего это происходит в неких перебивках между сценами, где визуальный ряд представлен английскими пейзажами. При этом каждый из таких мини видеокусочков несет в себе определенную смысловую нагрузку. Ночной снегопад в Лоуде скрывает трагедию ― уход из жизни лучшей подруги Джейн; удаляющаяся карета на фоне бесконечно-длинной дороги (отъезд маленькой Эйр в Лоуд) ― это символ начала новой тяжелой жизни. Поездка в Торнфилд, напротив, представлена как движение кареты к зрителю, при этом природа меняет свое настроение от пасмурно-серых тонов до солнечной золотой осени, что опять говорит о душевных переживаниях самой героини.

Когда в фильмах речь заходит о чувствах, природу нельзя оставить в стороне. В мелодраматической картине, такой как «Джейн Эйр», природа помогает режиссеру раскрывать внутренний мир персонажей. Понимая высокую значимость изображения окружающего нас мира в кино, Франко Дзефирелли отдает предпочтение съемкам на натуре. Зрителю представлено большое количество холодных, величественных пейзажей с пустынными зелеными полями, гигантскими булыжниками, такими же мрачными как дома и замки. Это навеивает на экране свойственную тем временам английскую сдержанность. Но, несмотря на всю серость, в картине встречается достаточно много и солнечных дней, которые поддерживают сюжетную линию.

Очевидно, что работа на натуре неоднократно ставила съемочную группу в затруднительные положения. Так, например, в эпизоде первой встречи мистера Рочестера и Джейн можно заметить, что погода постоянно менялась: лучи солнца то врываются в кадр, то исчезают из него. При этом оператор даже не пытался, как мне кажется, обмануть зрителя искусственным освещением, так как это просто убило бы то состояние естественности, которое было так необходимо при первом знакомстве героев. Зритель легко должен был поверить в «волшебство» происходящего, а такой эффект, как неудивительно, лучше всего достигается при съемках на натуре.

Работа оператора чувствуется в постановке актеров в кадре, а так же в выборе крупностей. Фильм «Джейн Эйр» насыщен большим количеством крупных планов, так как первостепенной задачей для картины было донести до зрителя те эмоции, которые испытывают персонажи. Можно заметить, что во всех сценах, где происходит общение Джейн и мистера Рочестера этот прием преобладает. В других случаях мысли и рассуждения остальных героев не так важны для мисс Эйр, а значит и не так интересны режиссеру и зрителю, что позволяет обходиться в основном общим, средним и первым планами.

Что касается постановки актеров в кадре, то как в любой мелодраме здесь присутствуют моменты, где использованы некие романтические клише. Например, после пожара в комнате мистера Рочестера, Джейн оказывается наедине с хозяином. Белая луна освещает темное помещение замка, что подчеркивает уединенность героев. Они стоят лицом друг к другу так, что зритель видит только их профили. Возникает ощущение, что они вот-вот поцелуются, камера плавно делает наезд, но этого не происходит. Этот «обман» становится возможным благодаря тому, что спустя час просмотра, где как раз и встроена эта сцена, зритель уже точно распознал жанр этого фильма и воспринимает его, полагаясь на свой опыт. Он знает, что в мелодраме просто не может не быть поцелуя или хотя бы намека на него. Такое расположение героев является классическим в мелодраматических лентах. Благодаря тому, что в кадре с достаточно большой крупностью персонажи находятся одновременно, возникает ощущение, что два человека открываются друг другу. В действительности для того, чтобы снять такой план необходимо, чтобы актеры находились очень близко, намного ближе, чем это происходит в повседневной жизни, что обязательно нарушит их личное пространство, и даже если они не должны поцеловаться, то будут в предвкушении этого в своей игре.

Движения камеры, как и монтаж в целом, очень неспешны. Конечно, местами есть некая активность и динамика, которые диктуются сюжетом, но в целом преобладает размеренность и спокойствие, так как история Джейн Эйр не просто жизненная драма на экране, а попытка передать её внутренний мир. Любовь английской гувернантки не может быть безумной, пылкой, выставленной на показ. Это скромное, но очень сильное чувство, которое требует такого же представления в кино.

Особое место в картине занимает работа художника. Помимо того, что это экранизация исторического романа, что требует огромных сил в достижении правдоподобности экранной реальности, этот фильм еще и мелодрама, где образы возвышенных героев должны читаться в деталях. Рисунки Джейн, которые как-то рассматривает мистер Рочестер, мало соответствуют тому времени, но зато отлично раскрывают её характер для хозяина и зрителя. Очень современные по содержанию и смыслу иллюстрации сознания мисс Эйр доказывают не только её художественный талант, ум и фантазию, но и богатый духовный мир, которым просто обязана обладать главная лирическая героиня. В противном случае, все её страдания и тяготы не будут иметь ни какого смысла, а главное не вызовут интереса у зрителя.

В заключение можно сказать, что при всей попытке выделить один жанр в фильме «Джейн Эйр», это оказалось не возможным. Для романтичной натуры, такой как я, это будет мелодрама, для историка ― историческая драма, для читателя ― экранизация. Так будет и с другими лентами, ибо кино во все времена стремилось к передаче самой жизни, а в ней, как известно, нет чистых жанров, она соткана из противоречий и мелочей, но именно это заставляет нас о ней рассказывать в книгах, театре и кино.