Баннер

ЕЁ УЛЫБКА УКРАСИТ ЛЮБУЮ ГЕРОИНЮ (Творческий портрет Киры Найтли)

Статьи

На улице стояла весна. Выходные. Моя семья была в гостях у наших соседей. Пребывая в состоянии влюбленности и некоего полета, я просто не знала, куда мне деться и чем себя занять. Спросив разрешения, я обратила свой взор к шкафчику с дисками, где обнаружила нераспакованный фильм. Оказалось, что купили его давно, но смотреть так и не стали. Любая кинокартина не должна пылиться на полке, даже если эта полка у кого-то в квартире. Я решила спасти положение, и вот мы с диском отправились ко мне домой.

«Гордость и предубеждение» высветилось на экране. Это было то, что нужно для моей души, ума и сердца. С первых кадров я увидела приветливую девушку, с огромными карими глазами. Она была какой-то легкой, простой и знакомой. Мне сразу же захотелось следовать за ней по всему фильму, от плана к плану, путешествовать среди комнат деревенской усадьбы, дворцовых залов и великолепной природы. Вот так я познакомилась с британской актрисой Кирой Найтли.

На данный момент, к своим 27 годам, она уже успела сыграть более сорока ролей в кино. Но, как мне кажется, всемирную славу и зрительскую любовь ей принесла серия фильмов о «Пиратах Карибского моря» режиссера Грегора Вербински, первая часть которых вышла на экраны в 2003 году. Нельзя сказать, что эта работа полностью раскрывает Киру Найтли как актрису, но она позволила ей посотрудничать с такими звездами, как Джонни Депп и Орландо Блум. Кроме того роль Элизабет Суонн дала Кире возможность попасть не только на обложки дисков с фильмом, но и на страницы журналов, газет, а так же на календари, постеры и другую печатную продукцию, столь популярную среди детей и подростков. В одночасье из обычной актрисы, она была возведена в ранг кумира. Юные фанаты Киры Найтли были не столь притязательны к её игре и манере исполнения, как кинокритики. Им нравился образ молодой, образованной, красивой пиратки с сильным характером и не приевшейся внешностью. Именно эта зрительская любовь дала впоследствии свои плоды.

Её лицо стало узнаваемым в киноиндустрии, а её участие гарантировало успех ленты у зрителей. Британской актрисе стали предлагать много ролей, но не все из них были достойными. В «Пиратах Карибского моря» Кира Найтли показала себя скорее как комедийная нежели, чем драматическая героиня. Несмотря на то, что в фильме встречаются напряженные, волнительные сцены, сам сценарий выстроен таким образом, что трагедия часто становится фарсом. Например, во второй части картины «Сундук мертвеца», в эпизоде борьбы за сердце Дейви Джонса, обиженная на мужчин Элизабет Суонн пытается привлечь их внимание, но, ни её жених, ни Джек Воробей не замечают её. Героиня Найтли то зовет на помощь, то падает в обморок, но при этом все её действия выглядят очень комично и смешно. После выхода фильма на экран многие кинодеятели сочли работу Киры Найтли непрофессиональной. Режиссёр Джон Мейбери долго сомневался в способностях британской актрисы, пока не увидел её на пробах своего фильма «Пиджак».

Несмотря на мировую известность «Пиратов Карибского моря», Кире Найтли удалось избежать штампов. В последующих лентах она значительно выросла из роли непослушной папиной дочки, которая рвется в пиратки. Актрисе удалось попробовать себя в таких жанрах как боевик (фильм «Домино»), триллер («Пиджак»), трагикомедия («Реальная любовь»), а также драме и мелодраме («Шелк», «Гордость и предубеждение»). Последние работы, стоит отметить, были наиболее удачными. Именно в мелодраматических ролях, как мне кажется, она смогла полностью раскрыться и проявить свой талант.

В картине «Шелк» Француа Жирара Кира предстала молодой учительницей, Элен Жонкур, которая настолько любит своего мужа, что готова делить его с другой женщиной. Хотя история в фильме рассказывается от имени офицера Эрве, Кира Найтли занимает, практически, центральную позицию в произведении. С ней не так много эпизодов, её мысли и чувства во многом остаются за кадром, но мораль фильма такова, что главной и любимой женщиной для Эрве всегда была Элен, но осознать это он смог только после её смерти. Фильм получился немного нудным по своему стилю повествования (несмотря на очень интересный сюжет): длинные планы, долгая, спокойная музыка, постоянный закадровый текст, с рассуждениями Эрве Жонкура... Но при всем при этом - это целостная, красивая работа, близкая своей размеренной философией к востоку, о котором отчасти идет речь в «Шелке».

В этом фильме перед актрисой стояла, на мой взгляд, трудная задача. В небольших сценах с её героиней ей необходимо было передать всю полноту чувств, которую испытывает Элен к мужу, а это - одновременно и страстная любовь, и жгучая ревность с обидой за его предательство, которые она умело сдерживает. В отличие от её партнера (Майкла Пита, сыгравшего Эрве), у Киры Найтли не было возможности дотянуть до правдоподобности свою игру долгими закадровыми монологами. Она должна была исполнить все чисто, чтобы зритель ей поверил. Только в финале он должен был почувствовать, вместе с Эрве Жонкуром, какой любящей, терпеливой, скромной и в то же время хитрой была его жена. Ведь все, на чем держится этот фильм, это неожиданная развязка, когда мы понимаем, что письмо из Японии было написано самой Элен. Если разгадать раньше времени загадку души главной героини, то не будет смысла досматривать кино до конца. Я думаю, что Кира Найтли отлично справилась с этой задачей. Она не выдавала своего персонажа в речи или поступках, лишь тонко играла взглядом и жестами. Например, в сцене, где Эрве знакомит нас с Элен и говорит о своих чувствах к ней, видно как взаимна их симпатия друг к другу. Героиня Киры Найтли с такой нежностью и любовью срывает цветок белой лилии, будто он стеклянный и сейчас разобьется. Она подносит его к губам своего возлюбленного, словно отдает ему всю себя. Интересно также наблюдать за тем, как актриса умывает руки перед сном. По движению её ладоней, пальцев видно её истинное отношение к тому, что говорит ей Эрве. Элен не хочет отпускать его в Лион, она устала от секретов мужа, но на её лице лишь смиренное спокойствие.

Кире Найтли идут роли терпеливых, сильных, но при этом гордых женщин, которые умеют ждать, справляться с трудностями и по-настоящему любить. Возможно поэтому, такие работы преобладают в её репертуаре. К этому же числу относится героиня «Гордости и предубеждения» в её исполнении. У Найтли Элизабет Беннет оказалась не просто романтичной барышней из какого-то романа, она стала находчивой и живой в кадре, если сравнивать её с другими актрисами из более ранних экранизациях. Не зря, именно за эту роль в 2006 году Кира Найтли была номинирована на Оскар.

Помимо сильной проникновенной игры актрисы в этом фильме, которая заставляет сопереживать героине, хочется отметить наиболее интересные по своей сложности исполнения эпизоды. Сюда я отнесла бы несколько сцен на балу у Бингли. Самый трудный, конечно, трехминутный кусок, снятый одним планом, где каждый из актеров должен не только слаженно работать со своими коллегами, так как при малейшей ошибке дубль надо переделывать заново, но и быстро входить в новый образ. Ведь задумка режиссера Джо Райта была такова, что зритель может несколько раз встретится в кадре с одним и тем же героем в разных ситуациях: тут Лизи промелькнула около гостей; мистер Бингли догнал Джейн; кузен Коллинз погрузился в свои любовные переживания; миссис Беннет с кем-то сплетничает и так далее; но возвращается камера вновь к главной героине, Элизабет, которая спрятавшись ото всех понимает, что влюбилась. Она молчит, но это видно по её светящимся глазам в темноте и напряженному частому дыханию.

Мне кажется, что хотя сегодня трудно уже представить фильмы немыми, именно такие редкие молчаливые сцены, при грамотной игре актера, - более сильные по эмоциональной окраске. Поэтому особое место для меня, занимает танец Элизабет и Дарси на балу, когда люди вокруг них будто растворяются, герои никого и ничего не видят. Есть только они в целом свете. Взгляды влюбленных сосредоточены друг на друге, говорят только их тела, лица, но не их губы. Для того, чтобы режиссер решился на такой прием, он должен быть полностью уверен в своих актерах. Тем более сегодня, когда массовый зритель очень капризен и часто не принимает в фильмах необычные художественные приемы, если не может их считать. Картина «Гордость и предубеждения» кассовая лента, поэтому такой красивый ход был немного рискованным. Но все получилось великолепно, благодаря профессиональной игре Киры Найтли и Меттью Макфейдена.

Британская актриса легко пленила начинающего в большом метре режиссера. Можно сказать, что Кира Найтли стала любимой актрисой Джо Райта. Из пяти последних его работ, Кира сыграла в трех картинах, и в каждой была в главной роли. За «Гордостью и предубеждением» следовала экранизация романа Иэна Макьюэна «Искупление». В этом фильме Кира показала себя с какой-то новой стороны. Не было и намека на предыдущую совместную работу с Джо Райтом. Она исполнила роль Сисилии, страстно влюбленной в Робби Тернера. Мне показалось, что в этой картине режиссер просто неустанно любуется своей героиней. Зная уже наиболее удачные ракурсы Киры, он представляет нам её в самом лучшем свете. Фильм наполнен достаточно долгими крупными планами с актрисой. Зритель постоянно видит её глаза, в которых просто тонешь, до того они большие и проникновенные. Это происходит даже в сценах, где лицо заплакано от горя расставания с любимым. Но самый выразительный взгляд у неё перед подготовкой к ужину, в начале фильма. Камера снимает Сисилию в многогранном зеркале туалетного столика, заставленного перьями. Она плавно то входит, то выходит из фокуса, растворяясь в сигаретном дыме. Актриса полностью погружена в свои мысли и фантазии, чувствуется, что Джо Райт дал Кире Найтли в этом фильме гораздо больше свободы, чем в «Гордости и предубеждении».

К сожалению этого не произошло в их следующем совместном проекте. Недавно вышедшая на экраны лента - «Анна Каренина» - меня немного разочаровала. Особенно с позиции того, как была представлена Кирой Найтли главная героиня. Трудно сказать на ком больше лежит вина, на режиссере, который решился на серьезный эксперимент (он перенес действие в театральные декорации) и немного запутался, или на актрисе, исполнившей главную роль, которая показалась мне очень похожей по манере исполнения на её предшествующие работы. Было немного странно смотреть на экран и видеть знакомые планы и ракурсы, в которых даже свет поставлен одинаково (в данном случае я сравниваю «Анну Каренину» с «Гордостью и предубеждением»).

Обидно то, что даже игра Киры практически идентична, хотя героини по своему темпераменту, быту и времени все же отличаются. Разочаровал также повтор приема пустого зала во время танца Карениной с Вронским. Хотелось видеть больше новых открытий - как в приемах режиссерских, так и в работе актерской. Мне не удалось вжиться в образ главной героини, мое представлении о ней из книги, совершенно не состыковывалось с Кирой Найтли на экране. Возможно, поэтому мне трудно объективно оценить её работу в «Анне Карениной». Показалось, что она получилась слишком капризной, истеричной женщиной, в которой не было ни капли от русской души.

Такая манера подачи характера куда лучше выглядела в картине «Герцогиня». Мне кажется, что это одна из лучших работ британской актрисы. В этом фильме Сола Дибба, Кира Найтли смогла сыграть удивительную женщину Джорджиану Кевендиш, которая вошла в историю как законодательница моды. Она показала её преображение из глупой девчонки в сильную успешную даму, которая была так несчастна в своей жизни. Думаю, эта героиня была действительно интересна Кире Найтли. В картине затрагивается её юность, где молодая Джорджиана наивно верит матери, что невидящий её ни разу герцог может безумно влюбиться в девушку. Далее следует история о превращении её в женщину в мире, где её никто не любит. Она несчастна со своим мужем, у неё нет друзей. Однажды она по-настоящему влюбляется, но мечтам герцогини не суждено сбыться. Потому что «понятие свободы абсолютно; как любовь или жизнь, человек или свободен или нет», как произносит в фильме сама Джорджиана. Она же не свободна. Главная героиня не может изменить свою судьбу, но способна прожить жизнь достойно, что она и пытается сделать.

Эта роль не была удостоена каких-то особых наград, мнения же зрителей разделились в отношении игры Киры Найтли. Одним она понравилась, другие посчитали, что она была слишком неубедительна. Для меня лично, британская актриса показалась как никогда правдивой и искренней. Я по-настоящему жалела главную героиню фильма, я плакала, когда она отдавала свою дочь незнакомым людям, сочувствовала её непросвещенности о первой брачной ночи. Возможно, негативное отношение к работе Киры возникло потому, что сегодня в современном обществе трудно представить такую женщину как герцогиня Девоншир. Зритель пытается отожествить себя с этой дамой, но полностью этого произойти не может, так как мы живем уже в другом обществе. Несмотря на свое знатное положение, Джорджиана не имела ни права голоса, ни даже права выбора. В такой ситуации трудно говорить о правдоподобности, когда у тебя нет возможности сравнить со своим реальным опытом. Кира Найтли сыграла, так как прочувствовала, так как поняла, и мне показалось, что получилось очень достойно. Она показала герцогиню, как ребенка, жену, мать, любовницу, подругу, политика, модельера и просто женщину, которая хотела быть свободной и счастливой.

На удивление, куда большее внимание Кире Найтли принесла работа второго плана в фильме «Опасный метод», которую активно обсуждали на 68-Венецианском кинофестивале в 2011 году. Оценки были как лестные, так и не очень. Например, известный российский кинокритик Андрей Плахов так иронически высказался об актрисе: «Она так играет лицом, выдвигая челюсть в припадке безумия, как не удалось бы ни одному корифею доронинского МХАТа: конкурировать с ней мог бы разве что Джим Керри». Действительно, её изображение безрассудного состояния выглядит крайне смешным, нежели страшным. Но сумасшедшие на то и сумасшедшие, что они могут быть какими угодно, главное, что бы это выходило за рамки общепринятой нормы.

В целом, если закрыть глаза на сцены безумия, Кира Найтли прекрасно дополнила своей игрой мужскую компанию Вигго Мортенсана, в роли Зигмунда Фрейда, и Майкла Фассбендера, который был Карлом Юнгом. В остальном, я не увидела ничего нового для себя. Фильм привлекателен лишь только своими героями; если бы Фрейд, Юнг и Сабина Шпильрейн не были так известны, то все действие фильма не имело бы никакого смысла. Я думаю, что для Киры Найтли это был просто еще один опыт, новое амплуа. Возможно, если бы история была только о судьбе одной Сабины, картина получилась бы интереснее, так как в «Опасном методе» за кадром осталось преодоление своих комплексов главной героиней, её обучение на врача, замужество. Многие вещи были рассказаны лишь вскользь.

Подводя некий итог карьерного и профессионального роста голивудской актрисы, можно сказать, что она постоянно растет и развивается в своем творчестве. Она ответственно подходит к выбору персонажей, которых хочет сыграть, и в работе всегда делает упор на внутренний конфликт своих героев, нежели на внешние обстоятельства, поэтому Кира Найтли интересна зрителю.

Мне вспоминается эпизод из фильма «Не отпускай меня» с её участием, где она пристально всматривается в застекленный офис, надеясь найти там свой оригинал, с которого была клонирована Рут (Кира Найтли). Так и в кино, британская актриса ищет свой эталон, того, какими должны быть её героини на экране. Она пробует, она экспериментирует, потому иногда и случаются промахи. Каждая роль для неё, как новая выемка органов для Рут: дарить себя другим ― это её работа, ведь она актриса. Но Кира Найтли знает, что так она одухотворяет не только персонажей кино, но и вдохновляет своих зрителей в жизни.

Хотя её часто сравнивают с Натали Портман, двойника героини которой она однажды сыграла в «Звездных войнах», у них мало общего, кроме внешности. Но если вы вдруг сомневаетесь, то нужно знать, что Киру Найтли всегда можно узнать по специфической необычной улыбке, которую критики часто воспринимают как однообразное исполнение роли. На самом деле британская актриса всегда играет по-разному, она просто одинаково смеется. Это можно считать некой визитной карточкой Найтли, её козырем, и если вы однажды влюбитесь в её улыбку, то думаю это уже на всю жизнь.