Баннер

ПОРТРЕТ КИНЕМАТОГРАФИСТА (Федерико Феллини).

Статьи

fillini

Вместо введения.

Что такое портрет? Это не только описание внешности героя, но и его образ, создаваемый на целостном восприятии характера персонажа, его привычек и пристрастий, манеры поведения, вида деятельности, описания его внешности, быта и многое другое...

Написать портрет художника- кинематографиста – задача куда более сложная: писать о человеке искусства на языке искусства.

Художник не может существовать вне времени, пространства и главное вне своего творчества. Я считаю, что любое произведение искусства является неотъемлемой частью самого автора, как и сам автор, есть часть своего творения. Придерживаясь теории об «авторском кино», думаю, что большинство режиссеров нужно рассматривать именно в этом аспекте: только глубоко погружаясь в произведение искусства можно познакомиться с психологическим портретом мастера.

Почему Феллини?

Мой выбор обоснован тремя причинами:

Первая состоит в том, что дети обычно очень похожи на своих родителей. Причем, происходит это непроизвольно или специально и часто вызывает особую гордость у матери с отцом. У Федерико Феллини не было своих детей, его детьми были фильмы, а семьей – кино.

Вторая – мой личный интерес к его творчеству. Любой просмотр фильма является диалогом с его создателем, а общение с Феллини для меня всегда интересно.

А третья причина – в том, что все фильмы Федерико это не экранизации чьих-либо произведений, а истории, придуманные им самим, соединяющие в себе сны, видения, мечты, желания и какие-то реальные события из жизни маэстро.

Выдумка? Реальность?

Или автобиография души?

Кажется, что свою жизнь Федерико тоже придумал. Он говорил: «Я почти все себе выдумал: и детство, и черты характера, и ностальгию, и сновидения, и воспоминания. Выдумал, чтобы было о чем рассказывать. От автобиографии в моих картинах нет ничего». Так ли это на самом деле? Еще с детства Феллини сочинял истории и рассказывал их каждому, кто был готов его слушать. Он слагал о себе мифы и сам же их развенчивал. Любил перевоплощаться... Так кем же он был? Был ли он собой? И мы с уверенностью можем сказать: «Да!» Потому что это составляло его суть. И разве кто-то может назвать его вруном или обманщиком? Нет! Потому что он был рассказчиком, он был режиссером всегда и везде.

В 50-е годы в Италии начинается бурный экономический подъем, который затрагивает и сферу искусства; на первый план выдвигаются философские вопросы. Кто такой человек? Зачем он живет? Почему, несмотря на внешнее благополучие, в обществе растут разобщенность и равнодушие? «Родившийся» в неореализме, молодой режиссер Федерико Феллини тоже ищет ответы на эти вопросы.

Но в судьбе режиссера, как мне кажется, важную роль играют вовсе не внешние факты его биографии, а результат воздействия этих событий на жизнь мастера, его искания, творческую манеру работы и многое другое. В своем интервью во время съемок фильма «Восемь с половиной» Федерико Феллини говорит, что не хотел бы, чтобы публика восприняла это кино как автобиографическое. С другой стороны, режиссер произносит: «В жизни каждого человека бывает период, когда ему надо углубиться в себя, разобраться в том, что с ним происходит, может быть рассказать об этом другим. Мой фильм - как раз такой рассказ о самом себе...» Мне кажется, что эти высказывания не противоречат друг другу, и фильм «Восемь с половиной» необходимо, как и другие работы Федерико, воспринимать как автобиографию, но автобиографию души.

Любое произведение искусства и не только кинематографическое, как мне кажется, всегда является отражением тех или иных событий из жизни человека. Это процесс подобен сновидению, зарождающемуся в нашей голове, не всегда поддающемуся четкому объяснению, но никогда, в действительности, не возникающему спонтанно. Просто каждый мастер пропускает жизнь через свою субъективную призму, что приводит к удивительным результатам. Гениальность и измеряется этой «призмой». Чем более необычен и одарен человек, тем более сложные образы и ассоциации рождаются в его сознании. И таким образом, как говорил сам Федерико Феллини, «художник становится посредником между его фантазией и остальным миром».

Свободный «маяк».

Больше всего, даже больше, чем зрительское восприятие, его волновала степень отражения авторского внутреннего мира в его кинокартинах. Возможно поэтому, не стремясь всем угодить, не идя на уступки и доверяясь полностью своей интуиции, он создавал фильмы целостные и гармоничные. Они в большей степени ЕГО, чем кого-либо другого из съемочной группы. Выступая маяком, он сводил всё к одной цели, к одной глобальной проблеме, к одному вопросу, поэтому каждый фильм в итоге приходит к главному: что есть человек? что есть жизнь?

Нашел ли ответ Федерико Феллини на эти мучающие его вопросы? Уверенна, что однозначного ответа не существует. Ведь кино никогда не дает ответов, оно освещает проблемы, решения которых не всегда связаны с сутью проблемы. Так, к примеру, Гвидо в фильме «Восемь с половиной» решаясь на самоубийство, спасает себя, но это никак не связанно с его нерешенными проблемами.

Другие герои маэстро тоже никогда не находят ответов потому, что они часть мира Феллини, а он видел смысл жизни в поисках.

Он никогда не жил своими идеями, не повелевал ими, не загонял их в рамки. Фантазии жили в нем самом, поэтому он говорил, что на съемочную площадку приходит с подробными записями, точно зная, чего хочет, а потом все менял. Феллини не боялся полагаться на свободные идеи, аргументируя это тем, что не человек путешествует, а путешествие берет его с собой, то есть кто-то решает что-то за всех нас. Поэтому он и любил снимать кино, так он уходил от всех проблем, полагаясь на свои фантазии. Когда же картина была готова, он снова оставался наедине с собой, и начинался новый кризис. И тут, вряд ли кто сможет поспорить, что герой Гвидо Ансельми не является alter ego Феллини. Он подобно своему творцу, одолеваемый тоской, беспокойствами, сомнениями в своих силах, находится в кризисе после съемки одного успешного фильма и не может приступить к началу нового. Он и сам творец в колпаке шута, с хлыстом и волшебной палочкой в руках. Оба они одновременно похожие и разные.

Здесь, думаю, уместно вспомнить фразу итальянского писателя Альберто Моравиа: «Если художнику не о чем говорить, он все равно должен говорить, как ему не о чем говорить”.

Федерико и Гвидо снимают фильмы, каждый свой - фильмы о жизни, о человеке - «кино о кино». Возникает синтез реальности и фантазии, в котором в итоге просматривается логика и гармония. О чем же все-таки говорил Федерико Феллини в своих фильмах? Чего хотел добиться? Реальности? Правдоподобия? Нет, это было что-то похожее, но не реальное, уже хотя бы потому, что запечатлено киноаппаратом, а не человеческим глазом, который намного объективнее. Это не могло быть настоящим и потому, что, если бы фильмы отражали реальность, мы давно сошли бы с ума, как считал сам Феллини. Его картины были не простой констатацией фактов, не изображением обычной событийной жизни, а притчами о смысле бытия, где он сталкивал очень разные не только социальные и психологические типы, но и разные жизненные начала.

Цирк – метафора жизни.

Как прекрасен его фильм «Дорога», в котором представлены два разных мира, две души - Джельсомина и Дзампано. Одна очень хрупкая, смешная и нелепая, но преданная и любящая. Другой - сильный физически, жесткий и черствый человек, который относится к своей помощнице как дрессировщик к животному. Все основные действия разворачиваются на уличных сценах, цирковых аренах – трагедия жизни среди вечного праздника. И от этого фильм только больше сближается с жизнью.

Как часто нам хочется плакать, когда нельзя, и как часто нам приходится смеяться, когда нужно. Наша жизнь - это дорога, путешествие от одного цирка до другого, и никто не спрашивает, хочешь ты куда-то ехать или нет. Жизнь разделяет нас с теми, кто нам дорог, с такими, как канатоходец Матто, а соединяет с Дзампано, который только и стремится разорвать цепи возникающей привязанности к людям. Так оставляет он Джельсомину, как только она заболевает и становится в тягость своему хозяину. Смерть маленькой актрисы с трубой меняет Дзампано. Он впервые осознает свои чувства, но, увы, слишком поздно. Дзампано остается один, один на берегу ночного моря.

Особенность творческого мира Феллини в его неизмеримой человечности. Герои маэстро в итоге приходят к жизни, через страдания они очищаются, пройдя долгий путь – каждый свою дорогу.

В его сюжетах прекрасным образом сочетаются комичное и трагичное, и это состояние Федерико Феллини всегда находил в образе цирка. Он виделся ему метафорой жизни - трагикомического праздника. Цирк вдохновлял и поражал его с самого детства. Увидев когда-то приезжих артистов, маленький Федерико мечтал о нем постоянно, сам устраивал спектакли, розыгрыши и представления. Цирк поселился в его душе, в его жизни, в его кино. Возможно, именно благодаря цирку у режиссера всю жизнь была страсть к ярким представлениям, а само существование на этой земле виделось Феллини праздником.

Не случайно фильм «Восемь с половиной» кончается общим весельем, где все танцуют и смеются, и мы видим маленькую труппу артистов. Феллини меняет первоначальный замысел финала, где все герои так же сводятся вместе, но не на празднике, а в поезде «смерти», несущемся в неизвестном направлении, потому что во время съемок и общения со своими героями, он многое понимает, делает выбор в пользу жизни, давая шанс своим персонажам и, по сути, всему человечеству. Для Федерико Гвидо становится «человеком, которому удалось вырваться из границ самосознания к себе, к окружающим, к жизни в целом». Так и сам Федерико смог своими работами покорить весь мир и заставить смотреть людей на все другими глазами.

Немного о «Масторне» и музе.

Жизнь – вот самое главное, вот основная идея его творчества. Возможно, поэтому Феллини и не удалось снять свой мистический фильм «Масторна». Слишком далек был сюжет от жизни, и слишком суеверен был Феллини. Режиссер говорил, что главный герой этой картины ему еще более близок, чем Гвидо Ансельми. Может быть, поэтому Федерико и не мог понять эту историю, этого персонажа, не смог до конца разобраться в себе прежде всего. Но, несмотря на это, он очень любил эту идею и считал, что это фильм всей его жизни.

Он мечтал, что его герой будет летать, как и сам Феллини летал во сне… Удивительно, маленьким детям говорят, что когда летаешь во сне, это значит растешь. И Федерико Феллини всегда рос, на духовном и эмоциональном уровне, а вместе с ним менялись и совершенствовались его фантазии и его герои. Сам о себе он говорил, что его фильмы являются истинным критерием качества его жизни. Он снимал до последних дней, потому что не мог по-другому, не мог существовать вне того, что делал и чем жил.

Жена Феллини Джульетта Мазина пережила его не на много. Это была удивительная женщина, это была муза иллюзиониста-режиссера, исполнившая главные роли в его фильмах и в жизни. Вспоминается рисунок Федерико к фильму «Дорога» с изображением Джульетты: шаловливая девчонка с большими глазами и барабаном. Вот такая она феллиниевская вдохновительница «Моно Лиза».

Карикатурист.

Федерико был не только хорошим режиссером, но и замечательным художником-карикатуристом, что говорит о его способности видеть людей, замечать все их недостатки и выделять достоинства. Редкий и очень нужный дар для режиссера! Возможно поэтому, некоторых актеров для своих фильмов он находил на улице, пополняя свою коллекцию лиц новыми персонажами. Кроме того, гротеск присутствует не только в его рисунках, но и в кинокартинах. Любой незначительный конфликт он раздувал до неимоверных размеров или наоборот, трагичный и напряженный финал мог представить, как нечто естественное и даже веселое. В этом весь Феллини.

Так например, в фильме «Репетиция оркестра» обычная репетиция симфонического оркестра перерастает в катастрофу: музыканты становятся бунтующей толпой, восставшей против дирижера, стены разрисовываются заборными надписями, под роялем занимаются любовью, звучат выстрелы… В происходящем мы видим звериное безумие, которое воспринимается как своеобразное предупреждение человечеству. Сцена обретает символический смысл: человеческая жизнь начинает видится одной большой неудачной репетицией.

В картине Феллини «И корабль плывет» печальные события видятся комичными, как в рассказе Бунина «Человек из Сан-Франциско». Все герои плывут на лайнере, сопровождая прах оперной дивы, но жизнь видится им прекрасной, счастливой и беззаботной. Не воспринимается трагично и конец фильма, хотя после сражения с броненосцем в живых остается только репортер Орландо, бравший у пассажиров круиза интервью, и несчастный носорог.

Режиссер или Человек?

Так кем же был Федерико Феллини для себя и окружающих? Режиссером или Человеком?

О себе он говорил так: «Я очень рано понял, что отличаюсь от других людей. Чтобы не выглядеть сумасшедшим в глазах большинства, мне надо было стать режиссером». В его жизни не было ничего особенного, просто у него была необычная работа, как он сам неоднократно повторял. Так что же получается? Слияние гения и обычной жизни дает удивительно талантливого режиссера, который заставлял плакать и смеяться весь мир. А ведь он просто показал в своих фильмах человека таким, какой он есть.

О «Восьми с половиной» Феллини сказал: «Я хотел создать фильм, который должен был бы явиться портретом человеческого существа во многих измерениях, то есть постараться показать человека во всей его совокупности — показать всю вселенную, которую представляет собой человек. Поэтому я задумал поставить фильм, в котором рассказывалось бы о человеке в различных планах, то есть в плане его физической жизни, в плане его чувств, а также в плане его мечтаний, его воспоминаний, воображения, предчувствий, рассказать об этом так, чтобы из хаотического, противоречивого, путанного, общего возникало бы человеческое существо во всей своей сложности». Для того, чтобы воплотить замысел, надо быть Человеком во всех смыслах этого слова — надо быть Федерико Феллини!

Его фильмы прекрасны, индивидуальны, так же, как и он сам. Феллини, как мне кажется, был больше Человеком, чем Режиссером. Он вошел в историю не только благодаря кинолентам, но остался в памяти как харизматическая и экстравагантная личность с отличным чувством юмора. Не часто бывает, что обычный зритель помнит имя режиссера, а не его работы. Фамилия Феллини стала почти именем нарицательным, и даже, если человек не смотрел его картин, он обязательно скажет вам, что это известный итальянский режиссер, потому что его запомнили Человеком, одной из частей жизни которого была режиссура.