Баннер

РЕЦЕНЗИЯ НА ФИЛЬМ ДЖО РАЙТА «ГОРДОСТЬ И ПРЕДУБЕЖДЕНИЕ».

Статьи

Я никогда не была большой поклонницей романов Джейн Остин, они мне казались неплохими, но слишком однообразными и не очень актуальными для нашего времени, когда отношения между мужчиной и женщиной изменились. Но, посмотрев последнюю экранизацию «Гордости и предубеждения», я впервые по-настоящему заинтересованно взглянула на роман английской писательницы. Причина кроется, как мне теперь кажется, в режиссерской работе Джо Райта.

Для меня кинопостановки какой-либо литературы всегда являются отдельными творениями искусства, просто родившимися под влиянием книги. В кино многое видоизменяется или даже совсем убирается: переделываются диалоги героев, места действия, события и многое другое. Это может быть по прихоти сценариста или режиссера, потому что его вариант видится ему более удачным, или потому, что то, что хорошо в книге, не всегда подходит для кино. Длительные диалоги могут быть скучны для зрителя, а некоторые персонажи необязательны на экране для раскрытия идеи произведения. Неправильно считать экранизацию плохой, если она не во всем соответствует книге.

Сценарий, ставший литературной основой фильма Джо Райта кажется мне особенно удачным по сравнению с другими экранизациями, которых было огромное множество. Так, «Гордость и предубеждения» Саймона Лэнгстона, 1995 года, вышла как сериал, состоящий из 6 частей, и в нем не просто не было пропущено ни одного события и диалога, а наоборот что-то даже, дополнено. Фильм же Райта - лаконичный и незатянутый. Основной сюжет почти не претерпел никаких изменений, но стал более емким. В фильме нет ни одной лишней сцены или слова, все направленно на раскрытие поставленной задачи.

О чем же этот фильм? И что в нем такого особенного? Его сюжет весьма банален: молодые люди ищут свою любовь, но им мешает гордость и предубеждения. А вот раскрытие этого конфликта представлено очень изысканно. Фильм получился красивым, в пастельно-теплых тонах. Это ощущение возникает благодаря симфонии, составленной из прекрасной игры актеров, операторской съемки, хорошего сценария, музыки, работы художника…

Я хочу начать с художественного оформления фильма. В этой кинокартине меня порадовали костюмы героев и изображение быта.

В одной из первых экранизаций «Гордости и предубеждения» 1940 года, которая, кстати, была отмечена за красоту костюма, а в номинации «Лучший художник» получила премию «Оскар», одежда персонажей была прекрасна: дамы всегда в изысканных туалетах, мужчины одеты со вкусом. Все сцены снимаются в великолепных апартаментах, парках и садах. Но почему-то никто из съемочной группы не учитывает ни временных рамок, в которых разворачиваются события романа, ни тех жизненных обстоятельств, в которых находились герои произведения.

В фильме же Джо Райта, главная героиня Элизабет и её семья одеты очень скромно. Это соответствует романной правде Джейн Остин. Не слишком богатое дворянское семейство, деревенское уединение, поместье, которое постепенно приходит в упадок, отсутствие наследника, и пять дочерей, каждую из которых необходимо выдать замуж – вот тот внешний фон, который послужит для дальнейшего развития сюжета.

Пять дочерей, у которых никогда не было гувернантки. Хотя у них есть слуги, они не чуждаются работы и постоянно что-то делают по хозяйству. Пешие прогулки – наиболее частый способ передвижения. Джо Райт представляет провинциальный английский быт и делает это со знанием и любовью. Дом, хотя и большой, но обшарпанный, весь двор полон скотины: свинья, куры, гуси – вся эта живность передвигается куда хочет и когда хочет. В комнатах царит небольшой беспорядок, разбросаны шляпки, ленты. Это говорит зрителю о том, что никто уже не может справиться с тем, что происходит в этом доме - жизнь бурлит и кипит.

В камине всегда горит огонь, он создает уют и усиливает чувство целостности этой семьи. Зритель невольно и сразу влюбляется в эту семью. Она предстает перед нами живой, естественной, подтверждением тому сцена завтрака, в которой Джейн (старшая сестра Элизабет) получает письмо от миссис Бингли. В этом эпизоде семья представлена как единое целое, они просто сидят за столом, просто едят без лишних слов и условностей.

Или вот еще одна сцена. Глава семейства мистер Беннет сообщает, что уже познакомился с Бингли. Что же? Мы не увидим в этом фильме знаменитой английской чопорности : Элизабет с ногами забралась на диванчик, мистер Бенет развалился в кресле, две младшие сестры, не сдерживаясь, крутятся от счастья. Эта непосредственность заставляет нас поверить в реальность происходящего, потому что у нас такие же семьи. Мы и сами ведем себя дома так же раскованно и свободно. Вот поэтому герои представляются нам обычными людьми с обычными проблемами.

Мне кажется, что Джо Райт, сосредоточившись на теме семьи, делает ее одной из главных в фильме. Когда Дарси впервые делает предложение Элизабет, главная героиня выбирает семью, а не материальное благополучие. Несмотря на то, что Элизабет понимает, что её родственники зачастую выставляют себя не в лучшем свете, она никому не позволит их оскорблять. Лиззи не сможет быть с человеком, который разрушил счастье её сестры. Впрочем, вполне возможно, она отказывает по причине задетого самолюбия, а семья - это лишь предлог. Ведь Элизабет не захотела стать женой кузена, чтобы сохранить родительское имение. Думаю, что в конечном счете героине нужна любовь, поэтому брак для неё это не сделка, чтобы улучшить свое положение в обществе. Быть с Дарси ей мешают только гордость и предубеждения, возникающие из-за различий в социальном положении.

Автор подчеркивает несхожесть в образе жизни, семейном, домашнем укладе Бингли, Дарси и Беннетов. Все строится на антитезе. У Кэролайн Бингли и Дарси завтрак проходит очень официально, с обсуждением лондонских новостей. Ко всем окружающим они относятся со снобизмом и высокомерием, считая других не достойными своего внимания. Поместье мистера Дарси - настоящий дворец - английское аристократическое поместье. Здесь, как в музее, собраны произведения искусства: картины, статуи, книги, возможно поэтому, он не ощущается таким теплым и уютным как старый дом Беннетов. Но с другой стороны, именно в нем Лиззи видит настоящего Дарси таким, какой он есть, она слышит музыку, исполняемую его сестрой. Это та же музыка, под которую она входит вначале фильма к себе домой, будто и сейчас, у него, она дома.

Первое знакомство с Бингли, его сестрой и Дарси происходит на провинциальном балу, больше похожем на обычные танцы. Сначала зритель имеет возможность наблюдать эту троицу со спины. Они сразу выделяются из толпы, увидеть их лица нам удается только после пристального взгяда Лиззи.

Если быть зрителем внимательным, то можно сделать вывод, что все происходящее в фильме мы видим глазами Элизабет. Поэтому все чувства, которые она испытывает, испытывает и зритель. Это очень важно, так как она главная героиня, а основной конфликт киноромана связан не только с внешними обстоятельствами, но протекает и в душе девушки. Думаю, что именно за этим конфликтом зрителю наблюдать интереснее всего и переживать его вместе с Элизабет – занятие увлекательное и захватывающее.

Вернемся к сцене бала. Чем она отличается от таких же сцен в других фильмах? Во-первых, она, как и вся картина Райта, поставлена более жизненно, чем в других экранизациях. Здесь это обычный, я бы даже сказала, деревенский бал, куда люди прежде всего приходят повеселиться. Чтобы добиться такого эффекта, для съемки выбрано небольшое, относительно количества народа, помещение, с темными стенами, что дает ощущение тесноты и духоты. Играет веселая быстрая музыка, танцоры не совершенны, стоит шум и гам – все это только усиливает эффект. Во-вторых, это то, что актеров снимали не отдельно от массовки: в кадре было постоянное движение, и сцена получилась динамичной.

Фильм вообще, как мне кажется, вышел более динамичным, чем книга, возможно, этот темп ему задали музыка и грамотно выстроенные диалоги. Сильный сценарий – еще одно достоинство фильма. Никто из героев не говорит ничего лишнего, нет фраз, не попадающих в цель. Везде, где это можно сделать органично, слова заменяются или разбавляются действием. К примеру, во время вхождения в город офицеров, в момент всеобщего безумного ликования, Кити бросает беленький платочек, мечтая, что его поднимет какой-нибудь военный. Но платок остается незамеченным. Здесь сразу раскрывается ветренный характер героини: главная ее цель - найти себе ухажера.

На обеде в Розенкс-парк Элизабет ведет беседу с леди Кэтрин. Из-за постоянных нападок пожилой леди бедная девушка не может взять в рот даже ложки с супом. Помеха, создаваемая леди Кэтрин, усиливает конфликт между героинями и показывает, что они не найдут компромисса.

Интересной находкой режиссера мне показался диалог Лизи со своим кузеном и Джейн во время танца, где два разговора происходят одновременно, и каждый из персонажей произносит свои фразы как бы не в том месте и невпопад. Это тоже сообщает свою особенную динамику, а также привносит в сцену комическое мировидение, особенно по отношению к мистеру Коллинзу.

Весь фильм просто пропитан иронией: в репликах героев часто просматривается тонкий юмор, а их поведение вызывает улыбку. Мисс Бингли, иронизирующая над всеми, кто ниже её по положению. Кузен мистер Коллинз, пресмыкающийся перед леди Кэтрин и не имеющий авторитета и уважения в обществе, он просто смешон. Но ни одна шутка не будет веселой без хорошего рассказчика, без хорошего актера.

Исполнители ролей были подобранны очень хорошо, с учетом типажа, что для экранизации играет немаловажную роль. Часто бывает, что режиссер, полагаясь только на профессионализм актера, выбирает его, не обращая внимания на внешние данные, что отталкивает некоторых зрителей.

Любопытным моментом является адаптация писем. Зачастую это становится слабым моментом в кино, так как представить видеорядом содержание письма сложно, но и отказаться от него нельзя, потому что оно является обычно важным поворотным элементом в сюжете, особенно в романах. Из двух писем мне особенно понравилось признание мистера Дарси.

После ссоры Элизабет с Дарси нам не позволено видеть лицо героини, только её силуэт в темной комнате против света. Она, как тень, и при этом мы опять не можем её видеть, блуждает по коридорам дома, коридорам своей души. К героине приходит осознание того, что все это не игра, и она что-то чувствует к Дарси. Лиззи впервые задумывается над всем, узнает себя… Смотрит в зеркало, смотрит в себя, а мы (зритель) – это она (она смотрит прямо в камеру). В этом зеркале мы видим отражение Дарси, который пришел проститься и отдать письмо. Он начинает его зачитывать и исчезает. Она оборачивается, но Дарси уже нет. Он ушел навсегда. Ушел в тот момент, когда она осознала, что любит его.

Элизабет смотрит в решетчатое окно, провожая взглядом удаляющегося на лошади Дарси. Как будто смотрит на все через свои предубеждения. Возможно, поэтому в фильме часто встречается съемка через окна, как невидимые преграды, которые люди выстроили себе сами. Потом Элизабет начинает читать письмо, и все её сомнения и догадки представляются ей нелепыми, её одолевает отчаяние. Шарлотта находит Лизи в слезах. В ее руках письмо, изменившее всю её жизнь. Камера акцентирует наше внимание на этой детали: письмо теперь представляется самым важным предметом всей сцены.

Приятным сюрпризом в этом фильме стала для меня музыка, написанная Дарио Марианелли. Музыка по своей природе ближе экранным искусствам, чем скульптура, живопись, литература и т.п., несмотря на то, что она нематериальна и воздействует только на уровне подсознания. Она, как и кино, имеет временное измерение, в котором происходит музыкальное или киноповествование. И если эти измерения совпадают, то эмоциональное восприятие зрителем картины усиливается в несколько раз. Так происходит при просмотре «Гордости и предубеждения» Джо Райта: музыка и рассказываемая история неотступно идут рука об руку.

Мне кажется, что этот фильм можно только прочувствовать, и музыка этому способствует. Она прекрасно накладывается на изображение и соединяется со всем миром романа; фильм становится невозможным представить без неё или с другим музыкальным оформлением.

Особенно музыка гармонирует с природой. Фильм начинается с восхода солнца на лужайке в лесу, слышно пение птиц – музыка природы, жизни, к которой присоединяется музыка человека, не менее совершенная и прекрасная. Все это пробуждение чувства. Главная героиня идет, читая книгу. Возможно, Джейн Остин. Возможно, про себя. Она напомнила мне онегинскую Татьяну – «милый сердцу идеал», выросшую на лоне природы, свободную и чистую. Лизи не может существовать вне окружающего её мира, значит, и фильм не может быть без природы. И если в экранизации 40-х годов, почти все действие происходят в помещениях, то в этом фильме есть чем дышать.

Природа различными своими проявлениями усиливает настроение фильма, она так же переменчива, как и отношения людей. В сцене первого признания мистера Дарси в любви к Лизи льет сильный дождь. Растительность насыщенного цвета, все напряжено и только и ждет грозы. Следовательно, и выяснение отношений между влюбленными будет этой ожидаемой бурей. Эта сцена – катастрофа, в которой развитие действия происходит с молниеносной быстротой, и невозможно остановиться: внезапные откровения, резкие слова и признания с ослепляющими остановками. Вся эта сцена подводит зрителя к одному выводу – случилось что-то ужасное.

А как близка природа Элизабет ( сцена поездки героини в Дербиш - владения Дарси). Она стоит на обрыве скалы, светит солнце, её одежду развивает ветер. Ощущение покоя и умиротворенности, она смирилась со своими чувствами и уж точно не ожидала увидеть в скором времени мистера Дарси.

Но одной из самых красивых и трогательных сцен мне видится момент встречи ранним утром Элизабет и Дарси, которого нет в книге. Он вышел намного нежнее и драматичнее чем в тексте, возможно, кому-то он покажется слишком романтичным и слащавым, но я думаю, что это вполне оправданно для этого произведения. Зритель заслужил эту сцену, как заслужили ее и герои. Туман. Влажная изумрудная трава. Двое влюбленных встречаются на фоне просыпающейся природы. Они открывают друг другу свои сердца, и между ними встает утреннее солнце. Вся картина замыкается в кольцо: все началось с рассвета, все им и кончается. По сути, это и есть финал фильма. Мне нравится, что герои так и не поцеловались, чувства вокруг них, в них самих, и эта идиллия ничем не разрушается, просто молчание, потому что здесь говорит душа. Это здорово и не банально. И чувство любви таким образом, как это ни парадоксально, передается зрителю более ярко.

Ведь этот фильм о том, какая разная бывает любовь, о том, какая она настоящая, как тяжело и страшно полюбить, сколько препятствий возникает для счастья, и эти преграды люди создают себе сами. После того, как Бингли делает Джейн предложение, мы видим все семейство Беннетов через решетчатые окна и каждый из героев наполнен любовью: Мери и Кити из-за отъезда Лидии теперь сдружатся, мистер и миссис Беннет до сих пор любят друг друга, даже служанка напевает песню и мечтает о своем возлюбленном, Джейн и Лизи проводят последнюю ночь вместе, между ними чувствуется крепкая сестринская любовь, близость, которую они уже стали терять, вернулась к ним. Если в начале фильма мы видим девочек, сплетничающих под одеялом, и это нас трогает до глубины души (они выросли вместе, и у них нет никого ближе), то потом, переживая каждая свою любовь, они отдаляются друг от друга, отворачиваясь на разные стороны кровати. В итоге мы видим, что их отношения наладились, и Элизабет, отлично понимая, что эта ночь Джейн, даже не смеет заговаривать о себе.

Любовь в этом романе представлена на разных уровнях: сестринская любовь, родительская любовь, любовь между супругами, любовь по расчету, любовь между друзьями… «Гордость и предубеждения» Джо Райт – это своеобразный многогранник, наполненный метафорами. Не часто сейчас встречаются фильмы, которые рассказывают истории, не только констатируя факты, а используя разные символичные моменты.

Например, когда Шарлотта сообщает Лизи о том, что станет женой мистера Коллинза, Элизабет раскручивается на веревочных качелях, и вместе с этим движением, мы видим смену погоды и пейзажей, ощущая проносящееся время.

Эпизод, где Дарси танцует с Элизабет на балу: они так сосредоточенны, что мы видим только их одних, потому что ничего не существует для героев в эту минуту. Это очень красивый момент фильма. Мгновенное ощущение одиночества героев, отсутствия остальных на доли секунды, все это меняет отношения зрителя к тому, что происходит между героями. Ведь здесь все гораздо серьезнее, чем кажется. Не менее метафоричен момент отъезда Дарси и Бингли, нам показывают, как слуги накидывают на все чехлы, и одна за другой закрываются двери, как будто невозможно будет их уже распахнуть, и никогда сюда никто не вернется.

Ну, и, наверное, что просто не возможно не отметить, так это манеру съемки, которая сразу бросается в глаза. Многие сцены отсняты не отдельными кадрами, а цельными длинными дублями с общими планами, в которые то входят, то выходят герои. Такой и является одна из первых сцен знакомства зрителя с семьей Беннетов, когда камера плавно движется, заглядывая в дом, будто приглашая нас войти, и мы знакомимся со всеми членами этой семьи. Тут сидит за инструментом и играет Мери, Джейн прошла с вышивкой, промчались Кити и Лидия, чуть не сбив её с ног, а за окошком миссис и мистер Беннет возбужденно ведут беседу. Уже в этой зарисовке начинают раскрываться характеры героев.

В похожей манере отсняты и другие эпизоды. Но самым ярким из них является, как мне кажется, сцена на балу у Бингли. По времени она длится около трех минут, что очень много, и сложно для постановки. Именно в этом куске, в плавном движении камеры по залам дворца, происходит рассказ историй каждого героя: миссис Беннет хвастает ею же выдуманной помолвкой; мистер Бингли, догоняет Джейн; Дарси ищет кого-то, скорее всего Лизи; мистер Коллинз с цветком – мученик любви; Мери, плачущая из-за своего выступления, и отец, успокаивающий её; Элизабет, оставшаяся наедине с собой в темной комнате. Режиссеру такие сцены наиболее удаются. Видно, что работа над фильмом велась с большой любовью, потому что своих героев можно так хорошо знать только, если ты их любишь. Эта любовь передается и зрителям, помогая понять, что истинная любовь вечна, и не имеет значения, в каком веке вы живете. Джо Райту удалось, открыть это произведение прошлого в настоящем, заставить зрителя переживать за героев романа, понять их положение, когда от социального статуса и репутации вашей семьи зависит напрямую ваше будущее.